?

Log in

No account? Create an account
Янков Игорь [entries|archive|friends|userinfo]
Янков Игорь

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Марк Меерович [окт. 25, 2018|10:28 pm]
Янков Игорь
[Tags|, , , ]


Марк Меерович
Большой текст про Марка и …..
В ноябре 2006 года мы с Ларисой Пискуновой, а также с ее тогдашней студенткой Наташей Анферовой поехали в Польшу на конференцию организованную в Поронине Якубом Садовски и Зузанной Гребецки о «городах советских людей». На конференции состоялось знакомство с множеством коллег, и завязались связи, в последствие сильно повлиявшие на нашу жизнь.
По дороге в Поронин (место отмеченное известной фразой, музеем и соответствующим фильмом «Ленин в Польше») у нас была пересадка в Кракове. К нашей Екатеринбургской делегации включавшей еще и Марию Литовскую присоединялись другие участники, в том числе Михаил Тимофеев и Людмила Кривцова из Иванова.
До нашего поезда было еще пара часов, и польские студенты повели нас смотреть Краков. Мы шли, рассматривали Вавель и другие достопримечательности, а в нашей компании двое мужчин в черных пальто, постоянно с жаром, о чем то говорили почти, не обращая внимания на польский город и других экскурсантов. Позже выяснилось, что один из них был приехавший из Берлина архитектор, историк, писатель Дмитрий Хмельницкий, а второй приехавший из Иркутска архитектор, историк Марк Меерович.
Конференция была хорошей, интересной, рабочей, душевной. У нас с Ларисой был доклад о строительной жертве как мифологическом механизме конструирования нарратива городской идентичности, и мы рассматривали разные свердловско/екатеринбургские сюжеты и образы от Храма на Крови, Жукова на коне, до мафиозных кладбищ. Фотографии нам делал Тимофей Радя, тогда еще просто студент философского факультета. Мы уже занимались советским опытом и спецификой города как социально-культурного объекта, но конструктивизму и тем более жилищному строительству еще предстояло стать нашим «предметом».
Доклад Марка я помню плохо, помню впечатление добротного научного высказывания. Меня зацепила фраза, которая соотносилась с моими интересами, и которую я позже много раз буду встречать в текстах Марка, о том, что сталинским городам потребуются центральные площади для проведения парадов и выполнения идеологических функций. Ориентирование строительства на такие площади будет одним из симптомов отхода советского градостроительства от концепции «города сада».
На конференции была еще группа молодых московских архитекторов поклонников сталинской архитектуры «Иофан». Такое типичное молодежное пижонство. Они показывали слайды виртуальной Москвы, как было бы хорошо, если бы Дворец Советов был бы построен и как он играл бы вместе с со сталинскими высотками.
В кулуарах архитекторы устраивали яростные баталии.
Разница во времени между Екатеринбургом и Польшей 4 часа. Глубоким ранним польским утром, мы уже не могли никак оставаться в постели и вышли во двор. На детской площадке на качелях качалась одинокая фигура иркутянина Марка. Он уже давно там качался.
После конференции мы с Ларисой остались на два дня в Кракове. К нам присоединились Дмитрий и Марк. В этот раз мы осматривали Краков вместе, точнее мы видели, как осматривают город архитекторы. Это было не забываемое зрелище. У нас просто раскрывались глаза, распахивались, когда они начинали, что то обсуждать, показывать, дебатировать. Скрытые для профана архитектурные структуры, элементы, перестройки и добавления, цитаты и трансформации: все это неожиданно становилось видимым. Естественно мы обсуждали много тем, и было очень приятно, когда уже через много лет, Марк с удовольствием вспоминал то наше общение.
У Марка в суждениях всегда была заметна цельность и даже жесткость. И было понятно, что эта жесткость оформилась, если не говорить о личной, персональной истории, «в противостоянии с традицией», такой способ сохранения. Однако если Дмитрий был, что называется, непробиваем для диалога, монологично неустранимо последователен, то Марк живо откликался на реплики и суждения и интеллектуально был очень подвижен. Сразу было понятно, что у него высокая академическая культура. С другой стороны по различным репликам, чувствовалась принадлежность к движению Методологов Щедровицкого. Как щедровитянин Марк очень конструктивно обрабатывал эмпирический материал и выстраивал строгие работающие концепции, однако чувствовалась некоторая чисто функциональная ориентированность его научного поиска.
В последний раз я виделся с Марком, год назад во время его визита в Екатеринбург для публичной лекции в магазине «Пиотровский». Перед лекцией я провел ему экскурсию по конструктивистским объектам. Он попросил, что бы мы сделали полный круг вокруг Городка Чекистов, что бы он мог его нормально оценить. Когда мы шли между Городком Чекистов и военным городком Штаба Округа, я рассказывал о молодом архитекторе Дукельском создателе военного городка, расстрелянного в 1937 году. Марк оценивающе посмотрел на то как арт декошный военный городок, соотносится с аскетичным конструктивистским чекистским и сказал: «Видно, что молодого человека хорошо учили. Талантливый был».
В самом нашем городке его удивило расположение 13 корпуса с санчастью. Общественное и жилое пространство совмещены в одном здании и это вопреки лозунгам о функции вынесенной на фасад, внешне не заметно.
Мы обсудили специфику употребления, и «широту» значения слова конструктивизм. Марк придерживался строгой ригористической позиции. «конструктивизмом» можно называть только постройки членов ОСА, а выражение стиль конструктивизм не верно в принципе. В соответствие со строгостью употребления термина, в сфере градостроительства, главной темы Марка, выражение «конструктивистский город» или еще что подобное встречающееся в литературе или устном выступление показатель неграмотности.
При этом Марк подчеркивал, что его интересуют фундаментальные вопросы принятие решений в градостроительстве и последствия этих решений, внутренняя мотивировка решений, политическая борьба вокруг этих решений. В контексте этой позиции различные дискуссии о стилеобразовании, вопросы о специфике фасадов «мне не интересны», «я этим не занимаюсь».
Не входили в дискурс Марка и различные культурологические описания оценки в виде переходов от Культуры 1 к Культуре Два.
С одной стороны, Марк все это отодвигал, как темы которыми он не занимается, с другой естественно, за этим стояло и некоторая оценка, всех этих «спекуляций» как чего то внешнего по отношению к главным научным задачам которые советская, и затем постсоветская наука не решила и не поставила в серьезном виде, или по политическим мотивам или просто в силу привычных шор.
Однажды я даже написал Марку критическое письмо по поводу его оценки «гендерного» вопроса.
На лекции в «Пиотровском» одна из слушательниц попросила его оценить «гендерный лозунг» «освободим женщину от кухонного рабства» подразумевающий, что в конструктивистских жилкомбинатах создавалась инфраструктура: столовые, прачечные, детские сады и т.п.
Марк резко ответил, что это не гендерный вопрос, а производственный, вопрос об эксплуатации. Смысл всей этой инфраструктуры был, в том что бы вовлечь женщин в производство, что заработная плата рабочих была сознательно сделана такой, что бы семье было невозможно жить на одну зарплату, и что бы все население соцгородов было вовлечено в производство. Тема связи промышленного производства и жилого строительства была важнейшей для Марка, поэтому он и выразился резко. И тут как и проявляется и главные достижения Марка в переориентации традиционного научного описания событий ранних лет советской власти. В то же время резкость отрицания слова «гендер» как чего-то отвлекающего от главного, то же показательна. С одной стороны это отрицательное отношение к словесной эквилибристике заполонившей гуманитарное знание, с другой это, вполне понятное в случае Марка, игнорирование реального научного и политического значения гендерных исследований, которые собственно и формировались как форма анализа механизмов эксплуатации и неравенства проявляющейся как раз и через механизмы вовлечения женщин в производство (double burden).
Это подводит нас к опросу о характере методологии Марка и том сдвиге в историографии процессов модернизации, которые его работы инициируют.
Марк писал внешне не яркие, традиционные академические работы по вопросам связанным с какими-то не до конца освещенными вопросами градостроительства, жилищной политики и т.п. В результате, менялось представление не столько об истории архитектуры, сколько сам большой нарратив о советской индустриализации, ее характере и последствиях.
В результате всплывала на видимую поверхность структура современных городов с глубокими колеями path depended , из которых нам еще выбираться и выбираться. Эффективность индустриального и жилищного строительства измеряемая в голых цифрах полученных тон чугуна и стали и последующих снарядов и танков игнорирующая вопросы экономических издержек, за что приходиться расплачиваться десятилетия спустя. Сам характер и нацеленность индустриализации. Разница между лозунгами и реальными целями.
Один из главных специалистов современной философии истории Франк Анкерсмит описывает существование и сосуществование различных концепций истории, как соревнование нарративов. В какой то момент базовые образы, метафоры лежащие в основание господствующего нарратива престают работать, и оказываются смещены новыми. Сам процесс смены может быть незаметен для того кто погружен в процесс, находится внутри него. В этом смысле работы Марка связывающее воедино специфику состава жильцов соцгородов, их жилищные условия, характер производства, насильственный характер переселений и ведомственную структуру решения социальных вопросов с характером коллективизации, с закупкой американского и немецкого оборудования заводов и т.п. создавали связный вариант нарратива противостоящих привычному советскому рассказу о первых пятилетках. Отдельная работа Марка могла казаться фрагментарным явлением описывающим частный вопрос, но вместе они меняли панораму истории, потому что сейчас о характере советской жилищной политике и социально экономических вопросах с ними связанными можно говорить, только с учетом того, что то что сделал Марк становиться само собой разумеющимся. Интересно наблюдать как темы когда то впервые описанные Марком теперь становятся частью широких популярных разговоров об истории, появляются в публицистике и т.п и не всегда с ссылками на того кто начал об писать когда-то.
В тоже время, можно, заметить, что Марк наглядный пример, того, что в современной науке описывается как множественности разноскоростных времен. Разности времен (темпоральности) как собственно истории, так и историографии.
Его работы противостоят традиционному советскому нарративу и открывают новые исторические горизонты. Это так, но одновременно его методологическая функциональная жесткость делает его работы нечувствительными к методологическим поискам в рамках других походов и схем активно работавших в последние десятилетия и раскрывающие исторические горизонты прошлого в дополнительных измерениях. Это подходы, языки, языковые игры и собственно способы составления истории, рассказывание истории в 21 веке.
Пример с гендером или Культурой два или с постконструктивизмом это самые простые наглядные этого явления, но есть еще один связанный с этой темой ракурс.
В работах Марка за жилищной политикой и архитектурным творчеством вскрывается, подчеркну всегда вскрывается всесилие большевистской власти, которая лепит под себя страну. Паралельно с этим она ведет пропагандистскую шумиху обеспечивающую правомерность творимого насилия. Идеология, пропаганда лживы. Пятилетние планы не выполняются вопреки праздничным рапортам. Любые планы срываются, на местах хаос в силу не реалистичности управления и планирования. Однако большевистскую власть это мало волнует. Для нее не существенен этот разрыв декларируемых планов и реальности. И связано это с ее подлинными целями превращения общества в пластичную массу, а страны в военный лагерь готовящийся к большой войне вопреки гигантской цене.
В такой картине истории, можно увидеть подобие советологических подходов середины прошлого века (так называемой тоталитарной школы).
Получается некоторый историографический пародокс. Настаивая на детальном анализе источников, обращаясь к различным скрытым механизмам принятия решений и прочим серьезным научным походом Марк, на выходе оказывается с историографическим продуктом середины прошлого века. До Шейлы Фитцпатрик и ревизионистской школы, до все антропологических и лингвистических поворотов и прочего.
Монолитная власть определяющая все и вся.
Но нужно понимать, что такой взгляд на работы Марка возникает у того, кто работал с различными постконструктивистскими походами, занимался механизмами конструирования монологичной истории, различными постколониальными аспектами и проч и проч вариантами демонстрирующими сложный характер социальной реальности и форм ее объяснения. Но для Марка это было не актуально, потому что перед ним стояли другие задачи. Другая актуальность.

Лариса рассказала, что поехала в Москву на школе музейной активности с нашим проектом о реконтекстуализации конструктивизма в городской жизни. Вышла ранним утром из гостиницы и картинка перед ней напомнила ей ту ситуацию в Поронине в 2006 году. Пришел образ Марка на качелях. Когда она пришла на заседания школы в смартфоне появилась информация об уходе Марка.
СсылкаОставить комментарий

изучение конструктивизма [июл. 18, 2018|09:25 pm]
Янков Игорь
[Tags|, , , ]

Еще одна статья нашей группы об изменении отношения к конструктивизму
https://www.academia.edu/37068688/THE_ARCHITECTURE_OF_CONSTRUCTIVISM_THE_CREATIVE_TRANSFORMATION_OF_AESTHETIC_CODES_AND_NARRATIVES
СсылкаОставить комментарий

Статья "Рождение горожанина " [июл. 17, 2018|05:04 pm]
Янков Игорь
[Tags|, , , , , ]

Ссылка на нашу статью по следам выставки Рождение Горожанина" в МИЕ. Выставка посвящена истории Института Охраны Материнства и Младенчества (ОММ) в Свердловске в социальном контексте.
https://www.knepublishing.com/index.php/Kne-Social/article/view/2479/5408
СсылкаОставить комментарий

Балет "Пахита" Екатеринбургский театр оперы и балета [июн. 18, 2018|01:25 am]
Янков Игорь
[Tags|, , , ]

Балет «Пахита»
Были с Ларисой и Светой на «Пахите». Возможно я потом напишу что то более подробное и связное об этом действии. А оно того стоит. Но сейчас первые впечатления.
Это очень хорошо и интересно. Можно сказать, что тут яркое художественное высказывание играющее с рамками жанров и выходящее за них и восстанавливающее их и собственно этой игрой с рамками поддерживающее их.
Я не буду ничего говорить о музыке и танцах и исполнителях. Мне не хватет компетенции для их оценки. Но это было интересно.
Хореография 1861 восстановлена с максимальной приближенностью к оригиналу. Первая постановка 1847 год. События отсылают к завоеванной Наполеоном Испании.
Три акта в которых пантомимы больше чем собственно танцев. И в дополнение Grand pas чистые балетные формы как таковые.
Для отстранения от абсурдности и наивности сюжетной линии с цыганско боливудским сюжетом, про убийства, похищения, обретения забытых родителей и карой злодеев создается несколько рамок.
Рамка посредством размещенной на заднике цитаты из «Макбета» Шекспира «It is a tale
Told by an idiot,
full of sound and fury
Signifying nothing»
Рамка визуальных цитат когда каждый акт отсылает к каким либо привычным образам из истории культуры.
И собственно игра с повествованием с этими самыми актами создает еще одну рамку.
Первый акт стилизация под реконструкцию начала 19 века наполеоновской Испании.
Второй акт самый драматичный кульминационный, с борьбой за жизнь отравлением, переодеванием и ножами убийц подан как цитата из немого фильма в котором события происходят в «авангардистской» квартире.
Третий акт и сюжетное и сценическое снижение темы. Современное пространство с мониторами транслирующими футбольный матч, с вторжением в трансляцию новостей и, что особенно забавно заставка этих новостей российская. Разрушение границ жанров проявляется и в том, что героиня восклицает «папа» увидев на экране телевизора изображение отца. При том если все персонажи одеты в современные одежды. Но главная героиня Пахита в балетной пачке.
Этим постоянным обозначением условностей и их нарушением постановщикам удается вычленить собственно игровую форму балета и собственно сюжета, и в то же время подчеркнуть художественность действа.
Интересен прием смены эпох от акта к акту, при том, что каждый эпизод это элемент линеарной структуры завязки кульминации развязки с как бы теми же героями, но они одновременно и те и не те и сюжет и един и различен. Комбинаторика линейных и вертикальных связей, синтагматической и парадигматической линий. Обозначение двойной связи (double bind) и в линеарном и вертикальном порядке. Двойную связь традиционно рассматривают как один из источников шизофрении ( в самом широком смысле этого слова).
Строго говоря в первобытном тотемизме тоже можно увидеть double bind когда племя одновременно отождествляет себя с зооморфным предком и отделяет себя от него. И это не вызывает проблем. Главное делать это ритуально правильно.
Посмодернистская произвольная игра с цитатами и реальностью это тоже способ жить в таком двойном, тройном и прочем современном мире со сложными последствиями для того кто такую реальность принимает. Или же с толкованием в сторону принижением реальности и действия (это только беззаботная игра Signifying nothing намекают постановщики).
C другой стороны подобная работа с линеарным сюжетом с переходом на разные этажи времени симптоматична для современной культуре выходящей за рамки прямолинейной линеарной истории Модерна и ищущей адекватные формы повествования.
СсылкаОставить комментарий

танцы [апр. 17, 2018|06:28 pm]
Янков Игорь
[Tags|, ]

Заметки об апрельской конференции Вышки.
На секции о искусстве культуре и дизайне Апрельской конференции Вышки молодая женщина танцевальный критик, спрашивает аудиторию состоящую где то из пятнадцати специалистов искусствоведов:
- Поднимите, пожалуйста, руку, те, кто читает рецензии танцевальных критиков.
Поднимается одна рука.
- А где Вы читаете рецензии?
- В The Guardian, - следует ответ.
-Понятно. Мир танцевальных критиков очень узок. И с участниками танцевальной жизни у всех очень тесные личные отношения. Все переплетено.
И вот, в частности из этой ситуации и родился мой проект создания рецензий на несуществующие танцевальные акции. И интересно, что проект получает много откликов. И благодарности за информацию, и благодарности что по моей наводке посетили акции и проч и проч. Дело за жило своей жизнью.

Показательно, что до этого на секции звучал доклад художника о создании «фейковой Москвы» на месте якобы уничтоженной метеоритом реальной Москвы. Подобие «Первые на Луне» Федорченко с фейковым путешествием на Луну советских космонавтов в 30 годы, только не в виде фильма, а выставки.
Явное выражение трендов «общения с реальностью»
СсылкаОставить комментарий

[reposted post] Время серьёзных вопросов [фев. 12, 2018|09:50 pm] [(перепостил ingvar65)]
Игорь Бигдан


Ссылка9 комментариев|Оставить комментарий

цитата [фев. 6, 2018|02:51 am]
Янков Игорь
[Tags|, , ]

«Статьи и стихотворения были на одну тему. Их предметом был город.

«Беспорядочное перечисление вещей и понятий с виду несовместимых и поставленных рядом как бы произвольно, у символистов, блока, Верхарена и Уитмана, совсем не стилистическая прихоть. Это новый строй впечатлений, подмеченный в жизни и списанный с натуры. …
Пастушеской простоте неоткуда взяться в этих условиях. Ее ложная безыскусственность – литературная подделка…Живой, живо сложившийся и естественно отвечающий духу нынешнего дня язык – язык урбанизма.
…Беспрестанно и без умолку шевелящийся и рокочущий за дверьми и окнами город есть необозримо огромное вступление к жизни каждого из нас. Как раз в таких чертах хотел бы я написать о городе»
В сохранившейся стихотворной тетради Живаго не встретилось таких стихотворений. Может быть, стихотворение «Гамлет» относилось к этому разряду?»
Б. Пастернак. Доктор Живаго.
СсылкаОставить комментарий

Фильм "Движение вверх" [янв. 19, 2018|06:48 pm]
Янков Игорь
[Tags|, , , , , ]

Фильм «Движение вверх»
Так и не дождавшись обещанного отклика Владимира Демчикова о фильме, сам пошел смотреть.
Для меня этот матч лично окрашен. Несколько лет назад я писал мемуар, о том как смотрел этот матч в детстве. Сейчас пишут, что по телевизору в 72 году матч показали в записи, прямой трансляции как показано в фильме на самом деле не было. В сентябре 1972 мне не было 6 лет, и я не отражал прямая, трансляция или запись. Но зато я узнал фамилию Белов и позже пошел на баскетбол. За мной потянулся и мой младший брат, ставший потом баскетболистом и тренером. Так что мне было интересен фильм, и брат периодически спрашивал, посмотрел ли я его.
Многие годы меня удивляло, почему об этом матче не снимают кино. Там просто все просится, все есть и драматизм и победа и эмоции и …
Итак, мы с Ларисой пришли на утренний сеанс. Зал был забит. Правда это был зал на тридцать человек и мы с Ларисой были там самыми юными. Пенсионеры стекались на дешевые сеансы о временах советской молодости и советских спортивных побед.
Публике фильм нравился:
-Давно такого не было. Слышно как люди обменивались впечатлениями.
У меня было чувство удовлетворения. Я все-таки посмотрел этот фильм. И конечно за наших все таки переживаешь. И я знаю фамилии всех игроков той команды. И много раз читал разные воспоминания и разборы игры, и ролики про фильм, и американский фильм в котором, они подробно анализируют все перипетии матча с их стороны.
Уже много написано о фильме, о том где и в чем фильм расходиться с реальностью. И на уровне спортивных деталей типа техники игры, формы и тому подобное и на уровне простой фактологии. Какие события были, какие не были. Какие были но в другое время и др.
Создатели фильма отвечают, что они делали шоу, аттракцион про советских парней сделавших большое дело. И что им нужна была драма и внимание аудитории.

Но есть важный момент. Шоу и художественный продукт позволяют вводить вымысел. История требует строгости фактов. Есть у истории такая особенность. Еще Аристотель указывал на эту «слабость» истории по сравнению с куда более «свободным» театральным действием.
Да, с середины 20 века принято указывать на то, что в историческом повествовании неотвратимо присутствует воображение и художественный элемент мастерства рассказчика. И этим якобы можно оправдать любое «художественное» и идеологическое вторжение в реальность истории.
Но у этого явления есть и обратная сторона. Это наличие прямой связи с реальностью. То что Ролан Барт называл пунктумом привязкой к реальности.
У Барта в основном речь идет о различных казалось бы избыточных для сюжета бытовых деталях присутствие которых в повествовании делает его «связанным» с реальностью. Но наряду с простыми деталями в которых например образ такси или телефона или аппарата с газированной водой воспроизводит в фильие детали жизни 70-х годов прошлого века, а баскетбольные данки и прочие игроцкие приемы отсылают к шоу культуре современныхрепортажей о НБА, есть еще и другие детали.
Например, какую роль для сюжета играет такой простой факт, а реально ли в 1972 году состоялся такой матч. А реально ли в этом матче играли два Белова, Жармухамедов, Коркия, Паулаускас и др включая Едешко?
Если убрать эти «привязки» к реальности, то сюжет фильма его значимость и так скажем «переживательность» значительно проиграют, потеряют в весе. Поэтому можно уверенно напомнить авторам сценария, что они эксплуатируют в своем аттракционе реальную ситуацию и реальных людей. Это не чистый аттракцион. Это аттракцион с использованием и получением «прибавочной стоимости». Могли ведь и более оторванный сюжет написать, просто по мотивам, дав всем участникам тех событий другие имена и все было чисто условно и беспроблемно. Но без привязки к реальности у этих сценаристов не получается.
В интерьвю «Спорт-экспрессу» сценарист говорит, что он понимает вдов Кондрашина и Александра Белова возмутившихся фильмом, но у него свои причины резоны,потому что ему нужно было сделать драматический продукт. Для драматизма можно пожертвовать частями реальности.
Чем же жертвуют сценаристы? В самом интервью не раз звучит фраза, что спорт сам по себе сценаристу не интересен. Это один из феноменов. И конечно тому, кто хоть немного понимает в баскетболе видно огромное количество деталей, которые (кроме пресловутых данков) так скажем не возможны в той игре или тренировочном процессе просто стилистически. Как тренер говорит, что он объясняет и т.п. Видно что сценарист работает не на баскетбольную публику, а на тех кто только только знакомится с игрой. Это один пласт истории. Другой связан с более значимым содержания с собственно драматизмом. Сценаристы все время «обостряют» ситуацию, ставят радикальные Вызовы (выигрыш или смерть или полное поражение всей жизни). На карту поставлено все. Карьера, здоровье, состояние близких и даже собственно жизнь. Тренер Гаранжин на постоянном предельно запредельном состоянии. И что важно он находится внутри советской политической системы, которая принципиально не считается с ним как с человеком. И при таможенных досмотрах, и при постоянных угрозах снять с должности, и при попытке функционеров отказаться от решающего матча Олимпиады, под предлогом того, что против советских спортсменов устроена провокация (феерически вульгарная сцена, за уши привязанная к сюжету) и самое главное в отказе на лечение сыну. И этот отказ приходится по прихоти сценаристов в самый драматичный момент соревнования. Советская система не жалела людей, превращала их в винтики государственной идеологической машины. Но отдельные люди, и отдельные руководители внутри этой машины находили правильные решения, поддерживали друг друга и отдельные передовые начинания. И герои надрываясь совершали чудеса. Чудеса внутри этой системы. Внутри ее правил игры. Чудеса в борьбе с Внешними Силами со Злыми Американцами, которые выступают как некие метафизические противники. И получается, что сценаристы с реальным тренером Кондрашиным, с реальным Александром Беловым и другими игроками поступаю также как и советская система. Они их приносят в жертву целесообразности и аттракциона. Для того что бы система сама себя поддерживала. И что бы был надрыв.
Сценаристы способны работать, только в жестко заданной мифологической схеме. Герой одиночка несправедливо страдающий, но обладающий чудодейственной силой, вместе с друзьями волшебными помощниками совершает чудо повержения Кощея Бессмертного. Кощей Американцы. А несправедливые страдания и чудо с надрывом это неотъемлемая сущность порядка.
Очевидно что сценаристы не умеют и нехотят выходить за рамки этой схемы. Многочисленные повисшие в воздухе сюжетные ходы остаются не завершенными в фильме, не досказанными. Что происходит с отношениями Александра Белова и придуманной возлюбленной баскетболисткой оказавшейся с женской баскетбольной сборной в Мюнхене вопреки тому факту, что первый женский олимпийский турнир был только на следующей олимпиаде? Жениться ли «смертельно больной» Белов на ней или нет? И что поменял в его смертельной болезни факт выигрыша? Он все оправдал?
Что происходит с больным сыном Гаранжина? Будет ли операция? И вообще бесчеловечная система даст ему шанс выехать за границу на лечение? И еще масса повисших вопросов. Но для сценаристов они не важны. Они были служебными средствами нагнетания драматизма. Приемами ремесла.
Как умеют и как оценивают. Как пищевики не могут без добавок растительного масла, без на вареной сгущенки и прочего подобного массового продукта. Как то не получается обеспечить массовость.
У общества очевидно есть запрос и это вызов для художников работать с запросом.
СсылкаОставить комментарий

Рождения горожанина и др [мар. 22, 2017|05:28 pm]
Янков Игорь
[Tags|, , , , ]

Статья про нашу выставку "Рождение горожанина" и другие проекты.
http://itsmycity.ru/blog/post/id/7041
СсылкаОставить комментарий

Конструктивистские городки Свердловска. [мар. 9, 2017|10:53 am]
Янков Игорь
[Tags|, , , , , ]

Анонс нашей выставки в Москве
http://avantgarde.center/uralcity
СсылкаОставить комментарий

navigation
[ viewing | most recent entries ]
[ go | earlier ]